Создание эскизов
Начало Истории
В 1896 году статский советник Николай Александрович Керс, представитель старинного русского дворянского рода шведского происхождения, сын министра иностранных дел Александра Карловича Керса, начинает грандиозный ремонт в своем петербургском особняке на Литейном проспекте, полученном им в наследство и уже пришедшем в довольно запущенное состояние.
Все заботы
Хозяин дома руководит всеми работами, но в 1897 году Керса отправляют посланником во Францию, поэтому все заботы ложатся на плечи его жены, княжны Марьи Кузминишны (в девичестве Загородской, племянницы министра иностранных дел и канцлера А.М. Загородсного).
Подарок мужу
Желая сделать мужу подарок, порадовав роскошным интерьером особенно в личном кабинете супруга, она отправляется в ателье компании “Royal Walls”, известными на тот момент своим чутким подходом к каждому взыскательному и именитому заказчику.
Royal Walls
Умелые и искусные мастера Royal Walls создают эскизы обоев, лепнины и мебели - будущей обстановки особняка. Марья Кузминишна следит за ходом работ и в переписке с Николаем Александровичем подробно обсуждает с ним все детали.
Переписка

Здравствуйте, свет мой, дорогая Марья Кузьминишна!
Болит мое сердце за все хлопоты, на Вас, милый мой друг, навалившиеся. Жду от вас с первой же пересылкой рабочие чертежи кабинета. Просите Кюхельбекера исполнить оный в разрезе безотлагательно, определить размеры балок и приступать к распределению всей новой декорировки. Не совсем точные размеры могут произвести важные затруднения, по сему скажите ему, чтоб просчитал все плинты и толщи паркетов со всей основательностью.
Жду от Вас, стало быть, всех подробностей. Что же касается эскизов драпировки настенных, которые Вы мне, Марья Кузьминишна, прислали, то уверяю Вас честным словом, держу их в кабинете и не перестаю любоваться. Сплошное великолепие, узоры и украшения выше всяческих похвал. Низко кланяюсь Наталье Яковлевне, за ее помощь и хлопоты, судя по всему мастера ателье этого Royal Walls, ее милостью рекомендованные, и впрямь работники толковые и чудеса творят, за что сердечно благодарю ее.
Желаю Вам всего хорошего, милый мой друг, остаюсь преданным и бесконечно благодарным.

Mon cher! Николя, мой милый друг, каждый раз жду вестей от вас с нетерпением и замиранием сердца. Уж очень хочется скорее вас увидеть и обнять. У нас всё благополучно. В Петербурге в настоящее время проживает Александр, с ним Наталья Владимировна, сын Ваня — гимназист, кормилица и собака. Живет он на даче Бабуриной, в Саблино. К сожалению, в Петербурге погода мерзейшая, гости скучают.
Деньги я получила, половину, как ты и велел, превратила в бумаги и положила в Государственный банк на хранение. Мать здорова, радуется каждому приезду гостей. Сегодня ели белугу.
Зато вчера день выдался весьма неудачный. Кюхельбекер очень дурно распорядился касательно отделки парадных комнат. Так что прежде всего, надобно знать, какие работы должны быть произведены в действо, не касаясь парадной лестницы и передней комнаты, какие делать выписки. Покрытие стен стюком, штукатурные и лепные работы во всех почти комнатах дали невероятную сырость, которую изжить никак не удается, несмотря на усиленную сушку времянками. Дай Бог, чтоб закончилось благополучно.
Пишите, дорогой мой супруг, подлинней, умоляю вас! Будьте здоровы и благополучны. Да хранят вас ангелы небесные. Ваша М.

Милая Марья Кузьминишна, Ваше письмо едва застало меня в Париже, я уезжаю.
В последнем письме Вы писали, что в столовой уже приступили к штукатурным работам. Как не могу скрыть радости, не могу скрывать и волнение, что надобно уже и печников нанимать. Вызовы желающих взять на себя эти работы начались ещё в начале апреля, надо поспешить с выбором, дорогая Марья Кузьминишна.
Гобеленовый шпалер в кабинете, молю, не трогайте. В доме Лопахиных все гобелены порезали, дабы заполнить рамы.
Свободное место важно умело занять орнаментом, вами мне присланном в эскизных набросках мастеров этих умелых из Royal Walls. Родная моя, Марья Кузьминична, как Просвирин вчера мне хвалебно о них высказывался, и что в кабинете его после их трудов можно приемы высокие должным образом устраивать. По цвету мне ближе, голубушка, глубокие и теплые, чтобы в спокойствии в кабинете своем и труд и отдых в радость была мне, хотя уверен Вы и сами со всем управитесь, наилучшим образом.
Обнимаю Вас крепко. Ваш муж и друг на веки вечные.

Милый Николя!
Весь Петербург в эти дни словно встрепенулся и разговаривает только о ваших парижских успехах! В комнатах ведут последние работы. Получается славно, ах до чего славно! Обнимаю, Николя, господь с тобой. Вспоминай, думай обо мне, за это тебе будет от меня награда. Твоя М.

Любезнейшая, добрейшая Марья Кузьминишна, простите меня, голубушка, за долгое молчание! Ради Христа. Причина молчания пустейшая: я до того запоздал с отчетами в Петербург, что всё это время работал день и ночь буквально. Внимательно рассмотрел все эскизы окончательные и хочу Вам сказать, родная моя Мария Кузьминишна, какая вы чудесница и как же мне повезло с вами. Сердце мое не нарадуется. Жду не дождусь, своего возвращения. С превеликим удовольствием буду рассматривать и Ваш хваленый камин из каррарского мрамора и Ваши распрекрасные на кабинетных стенах орнаменты. А пока распорядитесь о диванах в приемную, душенька. Пусть будут обиты синим бархатом, затканным золотом, под стены, в колор готлисовым материям светло-голубым. И пару канделябров массивных датских закажите в мастерской Буха. А теперь обнимаю Вас и пребываю Ваш весь от всего сердца.

Раскрыть всю переписку Скрыть переписку